25 кадр.

Этот человек определённо амбициозен. Он знает, чего хочет и знает как этого добиться. Он всегда испытывал нечто вроде презрения к людям, которые неспособны собрать себя в некую цельность, имеющую основательный стержень. Слабость, отсутствие воли и ясного взгляда на собственный путь вызывали в нём непринятие. Он никогда бы не смог принять себя таким.

При этом он обладал горячим сердцем и поразительной способностью чувствовать состояние другого человека едва соприкоснувшись с ним. Способность к глубокому сочувствию к людям уживалась в нём с презрением к их слабости. И чуткая эмоциональность могла вмиг трансформироваться в нём в ледяной стальной кокон, который он ощущал чуть ли не физически.

Он чувствовал свою силу и хотел быть таким всегда. Он побеждал в себе малейшие намеки на неуверенность и ограждал себя от привязанностей или излишней нежности, отвлекающих его от пути Его Силы.

Его путь был прозрачен и четок. Он рано осознал куда направлены его устремления, он понял, что придется много работать и был готов к этому. Планомерно и упорно реализуя свои честолюбивые желания, он получал в ответ от мира вполне ощутимые плоды. Правильность пути не вызывала сомнений, раздражала лишь медлительность приходящих успехов. Их могло бы быть больше, он мог бы получать их быстрее, они могли бы быть ярче!

Его амбициозная сущность управляла им и была похожа на крепкого боевого пса, вынужденного порой сидеть на цепи, в наморднике. В моменты свободы, моменты успеха он чувствовал невероятную мощь и знал, что способен на большее. Эти мгновения, словно наркотик, вызывали в нём желание ещё большего признания, которым он мог бы упиваться, чувствуя себя столь сильным, важным, нужным.

Кадры его жизни складывались в насыщенный фильм, проживать который было увлекательно. Самодостаточность, неувядающий интерес к своему делу. Кадр. Взаимодействие с партнерами, дающее результат. Кадр. Его слово много значит, его навыки стоят всё дороже. Кадр. На него смотрят с восхищением. Кадр. К нему приходит слава. Кадр. Вот он оказывается с… что это? Размытое…Непонятно, поехали дальше. Кадр. Он может позволить себе всё больше. Кадр. Он расширяет границы своего влияния. Дел всё больше, времени всё меньше. Кадр. Его любят, его хотят, его уважают, он знает, что нужен и наслаждается этим. Кадр…

Ночь. Так уж получилось, что он одинок. Это ничего, это нормально, с таким-то темпом жизни! Возможно он был бы рад почувствовать рядом силу, соразмерную его собственной, но всегда встречал лишь болезненную зависимость и пассивную покорность, которая однажды превращалась в агрессию и начинался ад под названием Покушение На Его Свободу, а он этого не терпел! И тогда возникало то самое жгучее презрение, желание обособиться и избавиться от тягостной связи, вынуждающей его быть должным кому-то что-то. Раз за разом подобные ситуации повторялись и он принял это как данность, как нечто второстепенное, вроде фона, не подлежащее серьезному рассмотрению и уж тем более изменению. По крайней мере сейчас. К тому же эти ситуации отбирали слишком много эмоциональных сил, что совсем не способствует работоспособности. Есть много других важных дел. У него есть миссия, его путь и у него мало времени.

Ночь. Почему-то не спится, хотя это было бы естественно, ведь он чертовски устал, учитывая трудноизмеримую по событийности длину прошедшего дня. В его голове плыли мысли и образы: – «Рукопожатия, похвалы. Немного повздорили с коллегами, но это обычные дела, в конце концов это ведь тоже конструктивные моменты, они тоже нужны. Хотя ребята, конечно, не правы. Ну да ладно. Всё это неважно. В любом случае однажды я реализую свои планы и тогда всё встанет на свои места. Так и раньше бывало. В детстве например. Мама..»

Почему-то она не считала его достижения чем-то значительным. Так. Молодец. Хотя мог бы заниматься чем-то более серьезным.

С отцом вообще не пойми чего. Чужой.

– «Я всё равно сделаю то, что должен. Вы увидите, они все увидят. Главное не выходить из себя, быть терпеливым. Я умею ждать. Я умею ждать и много работать. В иные моменты было так приятно чувствовать, что она любит меня. Прикосновения… Она все-таки верила в меня, наверное. Что за чушь? Надо спать, завтра много работы. Хотя бы закрыть глаза для начала. Мутно, кажется я чувствую возбуждение, словно женщина рядом. Этого ещё не хватало. На другой бок. Сон, я здесь, иди сюда! Ну вот, так, кажется, лучше.

Мой первый успех. Я тогда был молодцом, да! Так держать!Опять эта женщина, одна из них, многих, обнимает меня, говорит, что я лучший. Приятно, да, это было и это было приятно. Я сплю, я сплю.

Мы с ребятами, глупим. Может ли кто-то понять мужчину лучше другого мужчины? Вряд ли. Потому что тут нужен, по крайней мере, мозг. Ха-ха, да, точно. По крайней мере. Она проводит рукой по моему лицу. Зачем? Что она делает? Что она собирается делать?

Следовало бы поработать над этим более основательно, а то теперь, когда готов результат и все видят это в таком виде, уже ничего не изменишь. Я прикасаюсь к её бёдрам. Кто придумал им эти тела? Это специально, чтоб сложнее жилось? О да, она пластична. Руки… Просто понаблюдать за руками. Она специально так делает? Руки как будто что-то рисуют всё время в воздухе. Замирают, принимают формы. Она словно разговаривала своими руками: «– Знаешь, я не уверена. Взгляни сюда, ты видел это? Это удивительно, ты не находишь? А вот здесь?» И она проводит рукой по моему лицу. К черту. Покурить что-ли? Нет, спать. Надо спать.

А тогда, о, я помню! Он всё-таки прибавил в цене после того, как я наехал на него! И правда, какого черта? Хотите хороший результат – будьте готовы хорошо платить! И учитывать мои потребности. А как иначе? Теперь она целует меня. Что это? Можно подумать, я чего-то испугался. Можно подумать, я не владею собой. Что за ерунда? Иди ко мне. Что за мысли? Но, наверное, это правда, это так, то , что я тогда чувствовал. Это больше не повторялось. Кажется, я действительно любил её.»

Он перевернулся в десятый раз и лег на живот. Мелькали кадры. 1: детство, зрелость. [2: она опускается на колени, о да!] 3: учеба. [4: о нет, что за игры? Зачем обнимать мои ноги?] 5: часы занятий, преподаватель. Я не могу понять как тут лучше сделать… [6: она обвивает руками мою поясницу, едва уловимые прикосновения, словно танцует пальцами, ничего особенного, просто как будто рисует на моей спине, как обычно, свои непонятные узоры, а губами… 7: нет, это случайно видимо получилось, 8: её голова, волосы, прижимается ко мне…] и дальше. Я кое-что придумал тут! Взгляните-ка! Круто, да? Спасибо, на стоит. Просто мне показалось, так будет лучше [теперь её руки вверх, к моей груди, не надо, это не обязательно, просто возьми Его в…] Невозможные сроки, но мы сделали это! Выпьем, ребята, это была отличная работа! [Поднимается с колен, гуляет по мне взглядом, телом, губами, что ты со мной делаешь?! Думаешь, я железный? Дай мне поцеловать тебя. Отворачивается. Шепчет мне что-то… Я не понимаю! Вдруг всем телом жарко прижимается ко мне, ищет губами мои губы, её волосы попадают мне в рот, я хочу её, я люблю её! Нет! Что за чушь? При чем тут это?]

Очередная поездка, все мы устали [Поворачивается, закидывает руки за голову, демонстрируя и предлагая себя, что за чудо!.. Я хочу её, эту грудь, эти бедра, как ей удаются такие движения? Это, наверное, в природе у них… Запястья, шея, плечи…] Новый рабочий проект, ещё сложнее предыдущего. Казалось, мы взялись за неподъемное дело. [Прикасается к Нему, как-то небрежно, но вот… да… вот так… мягко… скользит… не спеши… я задам темп… я придерживаю твою голову руками и…]

Работы в тот раз было, как всегда, вагон и маленькая тележка, пришлось тогда попотеть и [я уже вспотел, ей-богу!. Можно ведь] поднапрячься, чтобы достойно оформить [и поскорее довести до конца…] эту бесконечную, хоть и приятную [чуть прибавь, моя ласковая девочка, вот так] затею. Я думал тогда только о том, как бы эффективней и быстрее завершить проект [я уже чувствую как наслаждение начинает подниматься во мне, извержение вулкана близко… Но подожди, милая, мы кое-что изменим сейчас] и тогда я смог бы, наконец, расслабиться, но не раньше того момента, когда, исследовав все возможности, я [проникаю в твоё послушное, вожделеющее тело и] попытаюсь найти оптимальное решение и [эти твои усиливающиеся стоны, твоё дыхание, я сжимаю твою талию… как же я хочу!] сделать это максимально хорошо, вникнув [и проникая всё интенсивнее, всё глубже, насколько это возможно] в суть предмета и [в это горячее тело, ммм, какое глубокое удовольствие, да!.. безумное наслаждение этим, этим… вне слов, я обретаю, могу обрести прямо сейчас это невыразимое, тотальное… что?.. забвение?] и реализовать оригинальные находки [в ускоряющемся движении, всё более громких стонах, абсолютной раскованности, теперь, когда мои пальцы путаются в твоих волосах, ничего больше не существует, в этом предельно глубоком сближении, раз за разом, волнами, всё сильнее, плотнее, наши тела, экстаз расширяется изнутри и рвется наружу] в нашей профессиональной области [прямо в этот момент!… да!.. я за гранью… и я всё ещё крепко держу твоё бьющееся тело, оставаясь в то же время внутри тебя, я слышу в твоем голосе стихающую страсть, чувствую сладкую дрожь и трепет, но мы уже за гранью, где растворяется всё].

А теперь растворяется и он сам. В этом двадцать пятом кадре своих мыслей и фантазий, забыв обо всём. В этих движениях, в этой всепоглощающей нежности и страсти. С этой любовью, да, именно любовью, это не может быть иначе! Её тело, это чистое наслаждение, это выход, это пустота, это полнота, это отсутствие вопросов, отсутствие всего, это блаженство, это безграничность, это здесь и сейчас, и неважно, кто ты. Кто ты? Кто он? Он сила? Он уверенность и непоколебимость? Он самодостаточен? Он неуязвим? Он жаждет признания, уважения? Он уже состоялся? Он делает что-то важное? Он способен свернуть горы? Он открывает неизведанные пути? А когда он чувствует эту нежность, когда погружается в глубину её тела, в эту загадочность, её тьму, её красоту, безграничность, бесформенность, любовь и неисчерпаемость, тогда кто он? Что значит его сила в свете этих мгновений забвения себя? Ему по-прежнему никто не нужен? Он готов отказаться от этого?

– «Она говорила, что я её не уважаю. С чего она это взяла? Просто у меня есть свои правила, свои границы, и она должна была их уважать. Её правила? Какие могут быть у неё правила, ведь она так зависела от меня. Хотя… Всё-таки она ушла. Сама покинула меня. Она просто не понимала меня и не хотела понимать.

Уважать женщину? Конечно, но. Это иррациональное зависимое, желающее быть чьим-то. Можно ли понять это? Не представляется возможным. Невозможно. Нет. Да, я хочу чувствовать это. Нет, я не привязываюсь, я ценю свободу.

Да, возможно это были лучшие мгновения.

Нет, моё дело важнее всего.

Да, я могу и отказаться от этого, если захочу. Я не нуждаюсь в дополнениях.

Нет, может я и не отказался бы…

Да, иногда, если только…

Нет, поверхностные связи оставляют неприятный привкус бессмыслицы. 

Да, это было бы, пожалуй, лучше всего.

Нет, на это я пойти не могу…

Да, это, конечно, так, но как-нибудь потом.

Нет, прямо сейчас это нереально…

Да, конечно, но…

НО… И никто не знает как долго будет длиться это «Но».

Просмотров: 0

Недавние посты

Смотреть все

Без фильтров

4.06.2017 Что-то перепутано в этой жизни. Задачи, задачи, сплошные задачи. Сложности, непонятности, недосказанности, неудовлетворенности. Вопросы, ответы, вопросы, ответы, вопросы… И куда? Головоломка

Подарок

25.04.2017 На вид ему было не больше двадцати пяти лет, даже странно как можно превратиться в бомжа в столь раннем возрасте. Грязные штаны, страшная обувь, отнюдь не товарного вида куртка, а точнее эл

Объятия тьмы.

А ведь когда-то было время, когда и я тоже боялась темноты. Странно даже думать сейчас о том, что это было возможно. Сейчас, когда темнота стала моим самым верным другом. Сейчас, когда я отдаюсь по

  • Черный SoundCloud Иконка
  • Facebook
  • YouTube
  • Instagram
  • Twitter

Unated Arab Emirates | Russia