Объятия тьмы.

А ведь когда-то было время, когда и я тоже боялась темноты. Странно даже думать сейчас о том, что это было возможно. Сейчас, когда темнота стала моим самым верным другом. Сейчас, когда я отдаюсь полной тьме с тем же абсолютным наслаждением, что и яркому солнечному свету.

А тогда всё было иначе. Даже как-то немного жаль ту девочку, спокойствие и душевное равновесие которой так зависело от света какой-нибудь, пусть даже самой убогой и тусклой лампочки. Когда-то она, точно так же, как и тысячи похожих на неё, прячась под одеялом, обливаясь потом и немея от страха, не смела высунуть нос за пределы своего мнимого убежища. Не спасало даже присутствие спящего рядом брата, ведь он хоть и был здесь, но на самом деле вовсе не здесь, а где-то за пределами этого мира, с наглой невозмутимостью сопя среди этой угрожающей тьмы. А ещё тот симпатичный ночник, будь он проклят, зачем надо было уносить его в то самое время, когда ей было так страшно и одиноко? Зачем надо было в тот момент обязательно сталкивать её один на один с её безумным страхом? С этом тихой страшной истерикой слёз и скребущих детских зубов, дрожащего маленького тела, с отчаянием и исступлением жертвы? Видимо кому-то уже тогда было известно очень хорошо, что в это маленьком теле живёт сильный дух, которому нужна крепкая школа, чтобы выносить боль, которой будет так много. Так или иначе, но момент истины всегда одинаков: это тот самый момент, когда тебя больше всего нужна поддержка, и ты в нём всегда остаёшься один. Это закон. Более того, если вдруг узнают, что тебе плохо, тебя за это ещё и накажут. Что бы ни происходило, ты один. Бедная девочка, ей достаточно было лишь расслабиться и впустить в себя эту тьму, и, быть может, тогда её жизнь сложилась бы иначе и не понадобилось бы столько времени на то, чтобы совладать со своим иррациональным страхом. Неплохо бы, пожалуй, стереть из памяти все эти глупые сцены бессмысленной борьбы, борьбы с собой, с несуществующим неизвестным, со слезами, о которых никто не должен знать, с обстоятельствами, в которых ты ничего не решаешь, с отчуждённостью и безразличием, которых, конечно же, никогда не было, но которые всегда ощущались. Но ведь теперь это всё уже свершившаяся реальность, и даже сейчас она где-то по- прежнему существует, как и та девочка, которая кажется уже немного успокоилась и даже немного начала улыбаться, и её улыбка такая лучистая, что даже непонятно как такое существо может плакать, и эта девочка живёт где-то там до сих пор, а я не могу стереть её, я не могу поступить с ней так, лишить её права на эту нереально-реальную жизнь.

Взять бы тот проклятый ночник в виде красивой кареты с горящими окошками и подарить ей, и сказать ей, что эта штука теперь только её, навсегда, и она в любой момент может включить свет в этих волшебных окошках, никто не знает, кто там сидит, в этой карете. Может там маленькие славные эльфы весело пьют чай из очаровательных голубых чашечек с золотыми краями, и они даже не прочь поболтать с ней, если она будет так любезна включить им свет. Пусть бы эта карета была её наследством, главным подарком её детства: сколько радости я вижу, когда она прижимает её к себе, а шнур волочится по полу, и задевает за уродливые углы советской мебели, а её заплаканные глаза уже наполнились радостью, и больше ничего не нужно, только включить заветный штекер в розетку, и менять лампочку время от времени, и свет горит для неё всегда, когда ей это вдруг понадобится, свет этих оранжевых окошек, и эти приветливые эльфы, торопливо ставя чашечки на блюдца, машут ей ручками в белых перчатках и посылают ей воздушные поцелуи. Она таскает эту карету с собой из комнаты в комнату и чувствует уверенность, и ей теперь не страшно оставаться одной, она не боится темноты, потому что она не одна, её всегда подбодрят, а то и рассмешат эти славные эльфы, пусть даже они и плод её воображения.

Сейчас всё это уже не важно, все эти предметы и тревоги рассыпались в пространстве, каждый нашёл для себя какое-то местечко и существует в прошлом, настоящем и будущем одновременно. Важно то, что сейчас мне не нужна карета (надо же, малышка до сих пор сжимает её в руках, улыбается и благодарит меня), а моя тяга к темноте стала столь же иррациональной, как и страх, который владел мной прежде.

Особенно хорошо, когда естественная мгла ночи уже растеклась по городу, и просочилась в каждую щелочку, впадину, выемку, в каждый шкаф, и под мебель, и заполнила собой все карманы зимних курток, ненавидящих весну, потому что весной о них забывают, демонстрируя невнимание и равнодушие, и наполнила собой все пустые чашки на кухне, и превратила кота пшеничного цвета в невнятный шевелящийся комочек чего-то темного и непредсказуемого.

И тогда, чтобы дать этой тьме почувствовать себя царицей, желанной и любимой, можно закрыться в ванной и лечь в тёплую воду чёрного, как впрочем и всё остальное, удовольствия. Невообразимо приятно чувствовать этот покой глаз, когда они закрыты и когда они открыты, одинаково. Ничего вокруг не существует, так же как и тебя самой, но всё же ты существуешь и ощущаешь.

Мрак - это любимый, который возвращается каждую ночь. У него всегда есть время и желание чувствовать тебя, и он хочет тебя всегда, когда ты хочешь его. Он никогда не откажет тебе, он счастлив обладать тобой, если ты даешь ему это право. Вода и мрак становятся единым, и тогда ты чувствуешь, что никто не может обнять тебя более полно, я чувствую, что никто не может обнять меня более полно, ты позволяешь ласкать свои тонкие руки и плечи, я позволяю ласкать мои тонкие руки и плечи, ты разрешаешь исследовать весь ландшафт своей человеческой природы, я разрешаю исследовать весь ландшафт моей человеческой природы, ты позволяешь всё, даже то, что не можешь позволить своему любимому, я позволяю всё, даже то, что пока только лишь хочу позволить моему любимому, разбудить для наслаждения каждый миллиметр и каждый фрагмент моего послушного тела, мягко струиться сквозь мои причудливо-живые волосы, растекаться потоками нежности по моим, всё поднимающимся по лестнице жизни, ногам, лодыжкам, пальцам, припадать теплыми поцелуями к моим, столько раз обманывавшим и обманувшимся, губам, моим открыто-закрытым, хранящим грусть и радость, глазам, бровям, ресницам, доверять невесомым прикосновениям мою уставшую оборачиваться назад, в прошлое, шею и полную печали грудь, заигрывать беззаботно с волшебными раковинами моих, слышавших столько лжи и правды ушей, бесконечно нежно, как в последний раз, ласкать мои соски, и, обдавая жаром воображаемой страсти, овладеть моими бедрами и уверенно проникнуть в меня, и проникать вновь и вновь, наполняя этой безумной, желанной темнотой всё моё тело.

Чувствовать, что тебя нет, и что ты есть одновременно, бытие и небытие танцуют сквозь тебя, и хочется отдаться настолько, чтобы, превратившись в танцующий вихрь сияющих искр чистой энергии, окрашенной воспоминаниями вечного тебя, вдруг взорваться и разлететься во все стороны пространства, чтобы, распавшись на частицы, существовать вечно, будучи никем. Собирая информацию о так называемых «себе» по одному лишь намерению, и с той же лёгкостью и беспечностью, разрушая и развеивая «самих себя» в бесконечность.

Мрак и тьма - хозяин-хозяйка этих превращений, они могут многое, могут отвести тебя туда, куда можно пойти, только если ты свободен от страха. Раньше я была готова принимать только свет. Сейчас я готова принимать и тьму. Свет - мой отец, тьма - моя мать. Свет - я есть, тьма - меня нет. Всё это есть, всего этого нет.

А пока забавляемся игрой с тенями, можно позволить себе отражать и отражаться бесчисленное количество раз во всевозможных формах, даже самых нелепых. Например среди ночи взять светильник в виде кареты, включить заветный штекер в розетку и зачарованно глядеть в маленькие оранжевые окошки несуществующего мира.

Просмотров: 0

Недавние посты

Смотреть все

Без фильтров

4.06.2017 Что-то перепутано в этой жизни. Задачи, задачи, сплошные задачи. Сложности, непонятности, недосказанности, неудовлетворенности. Вопросы, ответы, вопросы, ответы, вопросы… И куда? Головоломка

Подарок

25.04.2017 На вид ему было не больше двадцати пяти лет, даже странно как можно превратиться в бомжа в столь раннем возрасте. Грязные штаны, страшная обувь, отнюдь не товарного вида куртка, а точнее эл

  • Черный SoundCloud Иконка
  • Facebook
  • YouTube
  • Instagram
  • Twitter

Unated Arab Emirates | Russia